Скандинавский замок

Скандинавские сказки

       Сказки — это одновременно и детство народа и его зрелость. Тролли и эльфы, злые колдуны и добрые волшебники, домовые и черти… когда-то давным-давно в Скандинавии верили, что эти существа живут в дремучих лесах, туманных фьордах, и встреча с ними может изменить судьбу человека. Об этом слагалось множество удивительных, волшебных историй, которые остались в фольклоре Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии, Исландии. Сказки этих стран весьма разнообразны и своими историями могут очаровать кого угодно.

Главная arrow Исландские сказки arrow О Лалли с Домового Залива

Исландская сказка
" О Лалли с Домового Залива "

       По рассказам тех, кто считает, что знает об этом лучше всех, это привидение сперва пробудилось из Хёвдакиркьюгарда в Хёвдакверви во времена преподобного Кетиля Йоунссона (1) с Домового Залива. Он был там священником в середине 18 века и женился на дочери священника Магнуса, того, который внезапно утонул, и Оддню, на которой позже женился пробст (2) Торлейв Скафтасон.
       Рассказывают, что другой человек хотел добиться этой женщины и поэтому послал преподобному Кетилю или ей этого призрака. Те, кто считал, что видел его, рассказывали, что он приходит в платье, высокой треуголке и парике. Поэтому люди полагали, что он был священником или каким-то другим высокопоставленным человеком. Преподобному Кетилю удавалось защитить себя и свою жену от него, так что он никогда не мог навредить им. Однако этот Лалли был замешан в том, что молодая дочь преподобного Кетиля утонула здесь у Мыса Домового Залива в Пруду Ингунн, как он был назван позже.
       На двух дочерях преподобного Кетиля женились преподобный Сигфус, пробст и священник с Мыса, и преподобный Торлаук Йоунссон с Домового Залива, которые оба жили в конце 18 века. Рассказывали, что этот Лалли попеременно преследовал их обоих, но они так хорошо были сведущи, что к священнику Сигфусу он никогда не мог приблизиться, кроме как у границ хутора, а к преподобному Торлауку — кроме как у ограды туна (3). Есть разные рассказы тех людей, которые видели Лалли, преследующего их, и тех, чей путь лежал из Домового Залива к Мысу или наоборот. Его постоянно узнавали по тому, что у него на голове были высокая треуголка и завитый парик. Но эти рассказы слишком никчемные и незначительные, так что я не рассматриваю их и не перечисляю.
       Но самое последнее, что рассказывают об этом Лалли с Домового Залива, что вскоре после того, как на Косе Пашен поселился фактор (4) Мор, одним вечером к нему пришёл какой-то человек и спросил, не хочет ли он посмотреть на Лалли с Домового Залива. Мор захотел этого и попросил показать. Тот, находясь в дверях лавки, показал ему, где стоит Лалли, но Мор ничего там не увидел. Тогда тот попросил его засунуть голову ему под левую подмышку. Мор сделал так и тогда смог увидеть Лалли. Тогда он бросился в лавку, нашёл ружьё и выстрелил прямо в Лалли, и там увидели одни искры.
       А на следующее утро там, где стоял Лалли, когда в него выстрелили, была найдена человеческая лопатка или ребро. И позже люди ничего не знали о том, что происходило с Лалли.
       Но так много разговоров ходило, всё же, про этого Лалли с Домового Залива в конце 18 века, что сислуманн (5) Эсполин, кажется, упоминает его в «Ежегоднике», 9-ый том, где было сказано, что про Лалли знают все. И однажды ясновидящие люди якобы видели Лалли и Скотту с Комариного Озера, которую впоследствии назвали Скоттой из Комариного Хлева. Эти привидения встретились на Лососьем Болоте и долгое время дрались, а может быть, там происходили непристойные «собачьи бои» (как говорил конунг Сверрир).

1 Кетиль Йоунссон был священником в Хусавике с 1728 по 1769 гг.
2 Пробст — старший пастор.
3 Тун — огороженный луг или поле вокруг жилого дома.
4 Фактор — торговый агент.
5 Сислуманн — высшее должностное — административное, судебное и налоговое — лицо в округе — сисле.