Скандинавский замок

Скандинавские сказки

       Сказки — это одновременно и детство народа и его зрелость. Тролли и эльфы, злые колдуны и добрые волшебники, домовые и черти… когда-то давным-давно в Скандинавии верили, что эти существа живут в дремучих лесах, туманных фьордах, и встреча с ними может изменить судьбу человека. Об этом слагалось множество удивительных, волшебных историй, которые остались в фольклоре Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии, Исландии. Сказки этих стран весьма разнообразны и своими историями могут очаровать кого угодно.

Главная arrow Т. Янссон arrow Опасное лето - Глава одинадцатая

Сказка Туве Янссон
" Опасное лето "
Глава одинадцатая

О том, как обманывают тюремного надзирателя

       На следующее утро были разосланы театральные афиши. Птицы летали над заливом и сбрасывали театральные плакатики. Красочные афиши (их нарисовали Хомса и Мюмла) кружились над лесом, над берегом, над лугами, над водой, над крышами домов и садами.
       Одна афиша, покружив над тюрьмой, упала к ногам Хемуля. Он сидел и дремал на солнышке, натянув полицейскую фуражку на лоб. Хемуль тотчас заподозрил, что это было тайное послание узникам, и цепко схватил листок.
       Как раз сейчас у него под замком сидело не меньше трех узников, а больше у него никогда не бывало с тех пор, как он стал надзирателем тюрьмы. Уже около двух лет ему не доводилось никого стеречь, и понятно, почему он так боялся за своих подопечных.
       Итак, Хемуль водрузил на нос очки и вслух прочел афишу.
       - "Премьера! - читал он. -

НЕВЕСТЫ ЛЬВА,

или
РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ

Одноактная драма Муми-папы

Действующие лица:

МУМИ-МАМА,

МУМИ-ПАПА,
МЮМЛА,
МИСА И ХОМСА

Хор: ЭММА

Входная плата - любая еда.

Начало: сегодня вечером, когда зайдет солнце, если
не будет дождя и ветра.

Окончание - в тот час, когда детям пора спать.

Представление состоится посреди залива Гранви-
кен. Лодки можно брать напрокат у хемулей.

Дирекция театра".

       - Театр? - задумчиво произнес Хемуль и снял очки. В его очерствевшем сердце затеплилась слабая искорка воспоминаний детства. Верно, тетя однажды водила его в театр. Они смотрели пьесу о какой-то спящей красавице принцессе, которая заснула под кустом роз. Было необычайно красиво, и Хемулю очень понравилось. Внезапно он понял, что ему снова захотелось в театр.
       Но кто будет сторожить узников?
       Он не помнил, чтобы хоть один хемуль когда-нибудь бездельничал. Бедный надзиратель ломал себе голову - что делать? Он уткнулся носом в прутья железной клетки, стоявшей в тени, и сказал:
       - Мне бы так хотелось пойти в театр сегодня вечером.
       - В театр? - переспросил Муми-тролль и навострил уши.
       - Да, на спектакль "Невесты льва", - заявил Хемуль и сунул афишу в клетку. - Не знаю, кого мне оставить сторожить вас.
       Муми-тролль и фрекен Снорк посмотрели на театральную афишу, а потом друг на друга.
       - Наверняка что-нибудь о принцессах, - сказал Хемуль печальным голосом. - Сколько лет прошло с тех пор, как я видел маленькую принцессу!
       - Тебе надо обязательно пойти и посмотреть на нее, - сказала фрекен Снорк. - Разве у тебя нет на примете какого-нибудь доброго родственника, который тем временем посторожил бы нас?
       - Конечно, у меня есть двоюродная сестра, - ответил Хемуль. - Но она слишком добрая и может вас выпустить.
       - А когда нас казнят? - внезапно спросила Филифьонка.
       - Вот еще, никто не собирается вас казнить, - смущенно ответил Хемуль. - Вы будете сидеть в кутузке, пока не сознаетесь в том, что натворили... А потом вы должны будете сделать новые таблички и пять тысяч раз написать "запрещается".
       - Но ведь мы не виноваты... - начала было Филифьонка.
       - Да-да-да! Опять за старое, - прервал ее Хемуль. - Я уже это слышал, так все говорят.
       - Послушай-ка, - сказал Муми-тролль. - Ты будешь раскаиваться всю свою жизнь, если не пойдешь в театр. Конечно, там есть принцессы. Невесты льва.
       Хемуль пожал плечами и вздохнул.
       - Ну не упрямься, - уговаривала его фрекен Снорк. - Веди сюда свою двоюродную сестру, мы хоть на нее посмотрим. Все-таки добрый сторож лучше, чем никакой.
       - Да, уж это верно, - угрюмо согласился Хемуль. Он поднялся и засеменил куда-то.
       - Вы только подумайте! - воскликнул Муми-тролль.
       - Вы помните, что нам приснилось в ночь летнего солнцестояния? О львах! Об огромном льве, которого укусила за ногу малышка Мю! И вот что они там придумали у нас дома!
       - А мне приснилось, что у меня будет много-премного новых родственников, - сказала Филифьонка. - Вот был бы кошмар! Это теперь-то, когда я только разделалась со старыми!
       Тут вернулся Хемуль.
       Он привел с собой маленькую тщедушненькую хемулиху. Она казалась очень испуганной.
       - Ну как, сможешь посторожить их за меня? - спросил Хемуль.
       - А они не кусаются? - прошептала крохотная Хемулиха, которая резко выделялась среди хемулей.
       Хемуль фыркнул и протянул ей ключ от клетки.
       - Конечно, - пошутил он. - Они перегрызут тебя пополам, кникс-кнакс, если ты выпустишь их. А я пошел переодеваться перед премьерой. Привет всей компании!
       Как только он скрылся из виду, Хемулиха, бросая испуганные взгляды на клетку, принялась вязать.
       - Что ты вяжешь? - приветливо спросила фрекен Снорк.
       Хемулиха вздрогнула.
       - Не знаю, - прошептала она испуганно. - Когда я вяжу, мне всегда спокойнее.
       - Может быть, ты свяжешь мне носочки? Цвет шерсти очень для этого подходящий, - сказала фрекен Снорк.
       Маленькая Хемулиха в раздумье уставилась на вязанье.
       - Разве ни у кого из твоих знакомых не мерзнут ноги зимой? - спросила Филифьонка.
       - У моей подруги мерзнут, - призналась Хемулиха.
       - И у моей одной знакомой тоже вечно мерзнут ноги, - поддержала разговор Филифьонка. - У жены моего дядюшки, который служит в театре. Говорят, что там жуткие сквозняки. Что за пытка служить в театре!
       - Но и здесь сквозняк, - сказал Муми-тролль.
       - Об этом моему двоюродному братцу следовало бы подумать, - робко сказала Хемулиха. - Если подождете, я свяжу для вас носочки.
       - Пожалуй, мы умрем, прежде чем они будут готовы, - мрачно заметил Муми-тролль.
       Маленькая Хемулиха забеспокоилась и осторожно подошла к клетке.
       - Может, повесить на клетку одеяло? - предложила она.
       Они пожали плечами и еще плотнее прижались друг к дружке, стуча зубами.
       - Вы и вправду так замерзли, что простудились? - в ужасе спросила маленькая Хемулиха.
       Фрекен Снорк зашлась кашлем.
       - Может быть, чашка чаю со смородиновым вареньем могла бы спасти меня, - сказала фрекен Снорк. - Кто знает!
       Хемулиха долго колебалась. Уткнувшись носом в вязанье, она поглядывала на узников.
       - Если вы умрете... - прошептала она дрожащим голосом, - если вы умрете, моему двоюродному братцу вряд ли будет интересно сторожить вас.
       - Едва ли, - согласилась Филифьонка.
       - Может, мне все же снять мерку для носочков?
       Они усиленно закивали головами.
       Тогда Хемулиха открыла клетку и застенчиво спросила:
       - Может, вы не откажетесь выпить чашку горячего чая? С вареньем из черной смородины? А носочки получите, как только они будут готовы. Как хорошо, что вы посоветовали мне связать носочки! Когда знаешь, для кого вяжешь, работа становится интересней, наверно, вы поняли, что я хочу сказать.
       И вот они отправились домой к маленькой Хемулихе и попили у нее чаю. Она, не дожидаясь их согласия, испекла им целую гору пирожков. Это заняло много времени. За окном уже стемнело. Тут фрекен Снорк поднялась и сказала:
       - Нам пора идти. Огромное спасибо за чай!
       - Мне очень неприятно, что я вынуждена снова посадить вас в тюрьму, - сказала, как бы извиняясь, Хемулиха и сняла ключ с гвоздя.
       - Но мы не собираемся возвращаться в тюрьму, - возразил Муми-тролль. - Мы собираемся идти к себе домой, в театр.
       У Хемулихи навернулись слезы на глаза.
       - Мой двоюродный брат будет страшно огорчен, - сказала она.
       - Но мы ни в чем не виноваты! - воскликнула Филифьонка.
       - Почему же вы сразу не сказали об этом? - с облегчением произнесла маленькая Хемулиха. - Тогда, конечно, идите в театр. Хотя, наверно, мне лучше пойти с вами и объяснить все моему братцу самой.