Скандинавский замок

Скандинавские сказки

       Сказки — это одновременно и детство народа и его зрелость. Тролли и эльфы, злые колдуны и добрые волшебники, домовые и черти… когда-то давным-давно в Скандинавии верили, что эти существа живут в дремучих лесах, туманных фьордах, и встреча с ними может изменить судьбу человека. Об этом слагалось множество удивительных, волшебных историй, которые остались в фольклоре Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии, Исландии. Сказки этих стран весьма разнообразны и своими историями могут очаровать кого угодно.

Главная arrow Норвежские сказки arrow Аскеладд и его добрые помощники

Норвежская сказка
" Аскеладд и его добрые помощники "

       Жил-был король. Как-то раз услыхал он, что есть на свете корабль — и по морю, и по суше ходит. Захотелось королю иметь такой же. Тому, кто построит чудо-корабль, обещал он свою дочь в жёны, да полкоролевства в придачу и пустил слух об этом по всей стране. Многие, скажу тебе, пытали счастья, ведь половиной королевства неплохо обзавестись, полагали они, да и принцесса в придачу никому не помешает. Но сколько они ни старались, ничего у них не выходило.
       В те времена в одной маленькой деревеньке далеко в лесу жили три брата. Старшего звали Пер, среднего — Пол, а младшего — Эспен Аскеладд. Аскеладдом, или Зольником по-нашему, прозвали его потому, что он всё время сидел у очага и копался в золе. Однако в то воскресенье, когда у церкви объявили весть о корабле, Эспен случайно был рядом. Вернулся он домой и рассказал новость. Пер, старший, велел матери собрать еды в дорогу, потому как вознамерился он построить корабль и получить принцессу и полкоролевства.
       Закинул Пер котомку за плечи и отправился в лес. По дороге встретился ему сгорбленный и убогий старичонка.
       — Куда путь держишь? — спрашивает.
       — Да вот в лес иду, хочу выдолбить отцу миску. Не желает он есть с нами из одной плошки, — отвечает Пер.
       — Ну, будет тебе миска! — говорит старик. — А в котомке у тебя что?
       — Навоз, — отвечает Пер.
       — Будет тебе и навоз, — пробормотал старик.
       Пришёл Пер в дубовый лес и принялся за дело.
       Но сколько бы ни рубил, сколько бы ни долбил, получались у него одни только миски. Тем временем уж полдень настал. Решил Пер перекусить. Открыл котомку, а там вовсе и не еда лежит. Ну а на голодный желудок какая работа! Подхватил он топор, котомку и отправился домой к матери.
       Вслед за ним решил попытать счастья Пол. Кто знает, может, ему удастся построить корабль и получить принцессу и полкоролевства. Попросил он мать собрать еды в дорогу, закинул котомку за плечи и отправился в лес. По дороге встретился и ему горбатый убогий старичишка.
       — Куда путь держишь? — спрашивает.
       — Да вот в лес иду, хочу выдолбить нашему поросёнку лохань, — отвечает Пол.
       — Ну, будет тебе лохань! — говорит старик. — А в котомке у тебя что?
       — Навоз, — отвечает Пер.
       — Будет тебе и навоз, — пробормотал старик.
       Добрался Пол до лесу и взялся изо всех сил рубить да долбить. Но сколько бы ни рубил, ни долбил, ничего окромя лоханей у него не выходило. Но не таков был Пол, чтобы так просто сдаться! Трудился чуть не до самого вечера, пока ему стало совсем невмочь голод терпеть. Бросился к котомке, а там еды как ни бывало. Осерчал он, вывернул котомку, выбил её о пень, схватил топор и отправился восвояси.
       Теперь и Аскеладду пришла охота удачи попытать. Стал он просить матушку собрать еды в дорогу. «Может, мне посчастливится. Построю корабль, принцесса да полкоролевства мне и достанутся», — заявил он. «Да уж куда тебе, — вздохнула мать, — ты отродясь ничего не делал, только в золе ковырялся! Не будет тебе еды!»
       Аскеладд же на своём стоит: пусти да пусти! Умолял до тех пор, пока мать не согласилась, но еды с собой всё одно не дала. Всё ж ухитрился он тайком прихватить две лепёшки да выдохшегося пива на глоток и отправился в путь.
       Шёл-шёл, и повстречался ему тот самый нищий старичок.
       — Куда путь держишь? — спрашивает.
       — Да в лес иду. Если дело заладится, построю корабль, что ходит и по морю, и по суше, — отвечает ему Аскеладд. — Ведь король обещал за это принцессу в жёны да полкоролевства в придачу.
       — А в котомке у тебя что?
       — Ой, да и сказать стыдно! Так, еды на зубок да питья на глоток.
       — Угостишь меня, я тебе помогу, — говорит старик.
       — Будь добр, не побрезгуй! Только у меня всего и есть что две лепёшки да капля выдохшегося пива.
       А старичку и неважно, что за еда, лишь бы поесть, а уж помочь-то он поможет.
       Пришли они к старому дубу в лесу, старичок и говорит: «Отруби щепку и вставь её обратно, как была, а потом ни о чем не думай — ложись спать». Аскеладд так и сделал — лёг и уснул. Вот спит он, и слышится ему сквозь сон, будто стучат сотни топоров, визжат пилы, долбят долота, надсаживается рубанок, а проснуться Аскеладд не может, пока старичок его не разбудил. Глядь, а перед ним корабль готовый. «Садись на корабль и всех, кого в дороге встретишь, бери с собой», — сказал старичок. Поблагодарил его Аскеладд и тронулся в путь.
       Идёт корабль быстро, ветер паруса раздувает. Видит Аскеладд — лежит на уступе скалы длинный тощий оборванец и камни грызёт. «Ты кто таков? Зачем камни ешь?» — спрашивает Аскеладд.
       Да вот незадача, такой он всегда голодный, что никак не может наесться. Особливо до мяса охоч, но где столь-ко мяса возьмёшь! Вот и приходится камни есть, поведал оборванец и попросил Аскеладда взять его с собой.
       «Полезай!» — отвечал Аскеладд.
       Тот и залез, а в дорожку перекусить прихватил с собой пару камней покрупнее.
       Двинулись они дальше, вдруг видят — лежит на пригорке мужик и затычку от бочки сосёт.
       «Ты кто таков? — удивляется Аскеладд. — И зачем затычку сосёшь?»
       «Коль бочки нет, то и затычка хороша, — отвечает мужик. — Меня вечно жажда мучит, никак не могу пива и вина вдоволь напиться. Возьмите меня с собой!»
       «Хочешь с нами, поехали!» — сказал ему в ответ Аскеладд.
       Залез мужик на корабль, а затычку с собой прихватил, чтоб жажда не одолела.
       Ехали-ехали, видят - лежит на поляне старик, ухо к земле прижал и слушает.
       «Ну а ты кто таков? — спрашивает Эспен Аскеладд. — Зачем ухо к земле прижал?»
       «Как трава растёт, слушаю, потому как слух у меня острый, всё слышу. Можно и мне с вами?» — отвечает старик.
       Чего ж доброму человеку отказывать! И его посадили на корабль.
       Отправились дальше. Видят — стоит человек и вдаль из ружья целится.
       Аскеладд опять спрашивает: «Ты кто такой будешь? Зачем вдаль целишься?»
       «Глаз у меня острый, — говорит тот, — моя пуля до самого края света долетит. Возьмите меня с собой!»
       «Полезай», — отвечает Аскеладд.
       Они опять в дорогу, вдруг видят — мужичонка на одной ноге скачет, а к другой привязаны у него семь гирь тяжеленных.
       «Ты кто таков? — спрашивает Аскеладд. Зачем на одной ноге скачешь, а к другой у тебя гири привязаны?»
       «Да я такой лёгкий, что ветром унести может, — отвечает мужичонка. — Будь у меня обе ноги свободны, меньше чем за пять минут до края света доскакал бы». И попросился на корабль.
       И его взяли.
       А по пути повстречали чудного парня — сидит, рот себе ладонью зажимает.
       «Ты кто такой будешь? — спрашивает Аскеладд. — Зачем рот ладонью зажал?»
       «Во мне семь лет и пятнадцать зим, — и все удержать надобно. Выпусти я их — конец белу свету!» Глядь, и он на корабль просится.
       Взяли его и дальше отправились. Так до королевского двора и добрались.
       Аскеладд сразу к королю. Говорит, мол, принимай работу, корабль готовый на дворе стоит, а взамен отдавай обещанное.
       Король смотрит перед ним замарашка какой-то, да ещё дочь в жёны требует, оборванец эдакий. Не понравилось это королю. Велел он Аскеладду обождать. Не может-де отдать за него принцессу, пока тот не поможет ему освободить кладовую, где хранятся три сотни бочек мяса. «Справишься до завтра, — говорит, — отдам за тебя дочь».
       «Что ж, попробую, — отвечает Аскеладд, — только дозволь товарища с собой взять».
       Король позволил: «Бери хоть всех шестерых». А про себя думает: «Да хоть шестьсот их у тебя будет, всё одно не управишься».
       Аскеладд взял с собой того, кто ел камни и по мясу стосковался. Не успели они в кладовку зайти, как тот уже рот рукавом утирает. Осталось только шесть вяленых лопаток, по одной для каждого из попутчиков. Аскеладд опять к королю.
       Зашёл король в кладовую, видит — пуста-пустёхонька. А дочь оборванцу отдавать всё одно неохота. Вот король и придумал: есть, мол, у него погреб, а в погребе пива и старого вина триста бочек каждого сорта. Надо бы их выпить. «Справишься до завтра, — говорит, — отдам за тебя дочь».
       «Отчего ж не выпить, — отвечает Аскеладд, — только дозволь товарища с собой взять».
       «Бери», — говорит, а сам думает: «Столько пива да вина довольно, чтобы всех семерых до смерти упоить».
       Аскеладд взял с собой того, что затычку от бочки сосал и вдоволь напиться не мог. Запер их король в погребе, а тот и давай бочку за бочкой осушать, только в последней оставил немного, чтоб попутчиков угостить.
       Как открыли утром погреб, Аскеладд сразу к королю: выпить всё выпили, отдавай, мол, обещанное.
       «Пойду сначала проверю», — ответил король, потому как не мог в это поверить. Спустился в погреб, а там только бочки пустые лежат. Смотрит на Аскеладда — тот чище-то не стал, не к лицу королю такого зятя иметь. И велел он ему за десять минут добыть воды с края света, принцессе к чаю. Ну, думает, будет тебе и принцесса, и полкоролевства.
       «Что ж, попробую», — ответил Аскеладд.
       Пошёл к своему попутчику, что был на ногу скор, попросил отвязать гири и принести королевне редкой водицы, да за десять минут туда-сюда обернуться.
       Отвязал тот гири, взял ведро и — только его и видели. Семь минут прошло, а его нет как нет. Всего-навсего три минуты осталось. Король довольный стоит, будто у него ещё владений прибавилось.
       Позвал Аскеладд того, что слышал, как трава растёт, и стал молить послушать, куда скороход подевался.
       «Заснул у колодца, — говорит слухач, — слышу, как храпит, а тролль его почесывает».
       Крикнул тогда Аскеладд стрелка и попросил его подстрелить тролля. Попала пуля троллю прямо в глаз, и он взревел так, что скороход тотчас же проснулся и возвратился на королевский двор за минуту до установленного срока.
       Аскеладд и говорит королю, что теперь-то он должен выполнить обещание, больше тут и говорить не о чем. Но король никак не хотел брать такого замарашку себе в зятья и задумал вот что: в бане заготовлено-де у него триста охапок дров зерно сушить. «Раз ты такой молодец, сходи-ка в баньку, а заодно и дрова сожги. А принцесса никуда не денется, можешь не сомневаться».
       Делать нечего, взял Аскеладд того, в ком семь лет и пятнадцать зим, и отправился вечером в баню. Король жара не пожалел — хоть изразцы для печи обжигай. И обратно не выскочишь — только вошли, король приказал все засовы накрепко закрыть, да ещё пару замков навесить. «Ну, выпускай с полдюжины зим, чтобы как в летний денёк тепло было», — говорит приятелю Аскеладд. На том и порешили. Однако к ночи прохладно что-то стало. Велел тогда Аскеладд подпустить парочку лет, так и проспали до позднего утра. Проснулись и слышат — король по двору ходит. Аскеладд и просит приятеля: «Выпусти-ка парочку зим, да последнюю прямо королю в рыло». Тот так и сделал. Король двери открыл — думал, сгорели все там заживо, — а Аскеладд с товарищем сидят, от холода у них зуб на зуб не попадает. А ветродуй ещё возьми да и выпусти последнюю зиму прямо на короля, все лицо-то ему и обмооозил.
       «Ну как, теперь дочку в жёны отдашь?» — Аскеладд.
       «Забирай, забирай ради Христа, и полкоролевства в придачу не забудь», — простонал король. Не осмелился больше Аскеладду перечить!
       И сыграли они свадьбу, шумную да весёлую, вовсю из пушек палили. А когда пыжи кончились, зарядили меня в пушку, дали каши в кувшине да молока в корзине и выстрелили. Вот я и прилетел к вам рассказать, как дело было.