Скандинавский замок

Скандинавские сказки

       Сказки — это одновременно и детство народа и его зрелость. Тролли и эльфы, злые колдуны и добрые волшебники, домовые и черти… когда-то давным-давно в Скандинавии верили, что эти существа живут в дремучих лесах, туманных фьордах, и встреча с ними может изменить судьбу человека. Об этом слагалось множество удивительных, волшебных историй, которые остались в фольклоре Швеции, Финляндии, Дании, Норвегии, Исландии. Сказки этих стран весьма разнообразны и своими историями могут очаровать кого угодно.

Главная arrow С. Топелиус arrow Кнут-Дударь, проказник

Сказка С. Топелиуса
" Кнут-Дударь, проказник "

       Другой вариант перевода этой сказки: «Кнут-музыкант»

       Кнут - бедный мальчик, круглый сирота, ни отца ни матери - жил в маленькой хижине с бабушкой около Жемчужной отмели. Всего то и было у него, что рубашка, курточка, пара штанов да шапка; больше ведь летом ничего и не надо! Зимой надевал он еще шерстяные чулки да башмаки из бересты, а это не так уж и мало. Нрава он был бодрого и всегда весел, но голоден - тоже всегда. Редко так бывает - голодать и в то же время духом не падать.
       Беда, правда: у его кроткой и добросердечной бабушки не часто бывало столько съестного, чтобы мальчик мог наесться досыта. Она пряла шерстяную пряжу и посылала Кнута продавать ее в большую господскую усадьбу господина Петермана в миле от них. Усадьба называлась Оса, что значит Вершина. Когда Кнут возвращался с монетами за пряжу, старушка покупала ржаную муку и пекла хлеб. Был у нее и вентерь, так что порой можно было и порыбачить, и рыбу добыть, когда сыновья Юнаса-рыбака помогали Кнуту ставить сеть. А коли удавалось выручить побольше денег за пряжу, так можно было, пожалуй, и простоквашей полакомиться. Небольшой же клочок поля, величиной с пол в их горнице, приносил им картошку. Но такое богатство на их долю перепадало не всегда. Маленький животик Кнута то и дело взывал: «Хочу есть!» Однако он все равно постоянно бывал бодр и весел.
       Однажды утром сидел он возле Жемчужной отмели и собирал желтые камушки, напоминавшие голодному мальчику мягкие, теплые вареные картофелины. Бедняга Кнут, камешки для еды не годились, и он с хохотом отбрасывал их в сторону. И вдруг заметил меж камнями на берегу какой-то предмет. Кнут поднял его и увидел, что это - маленькая камышовая дудочка, какую дети, живущие на побережье, вырезают потехи ради. Ничего в этой дудочке особенного не было, но Кнуту захотелось послушать, будет ли она дудеть. И вправду:
       «Пу-ю, пю-ю и пи-и», - залилась дудочка.
       Натешившись вволю, Кнут сунул находку в карман курточки.
       Похоже, день выдался голодный: Кнуту ничего на завтрак не досталось.
       «Эх, сидеть бы мне сейчас на кухне господина Петермана в Осе!» - подумал Кнут, представив и внушив себе, что вдыхает запах жареной салаки.
       Что-то надо было делать. Усевшись на камень у берега, он принялся удить рыбу. Но рыба не желала клевать. После вчерашней бури море было блестящим, как зеркало, светило солнце, волны, словно гигантские стеклянные горы, набегали на берег и целовали следы ножек Унды Марины[1] на песке.
       «Знать бы, что у бабушки нынче на обед?!» - подумал Кнут.
       В этот миг столь высоченный вал обрушился на берег, что вода залила босые ноги мальчика, а в мертвой зыби послышалось легкое журчание, и чей-то голос произнес:
       - Кнут, не нашел ли ты волшебную дудочку морской принцессы? Подуди в нее и она заиграет: «Баю-баюшки-баю», если хочешь заснуть, «ха-ха-ха-а», если хочешь засмеяться и «хлип-хлип-хлип-п!», если хочешь заплакать.
       - Это еще что? - спросил Кнут. - Неужто эта дудочка - волшебная? Убирайся прочь, волна! Дудочку нашел я и оставлю ее себе!
       Волна что-то пробормотала в ответ - неизвестно что, снова откатилась назад и обратно не вернулась. Кнут вытащил дудочку из кармана и стал ее рассматривать.
       - Вот как, стало быть, ты умеешь колдовать, да?! Вот и наколдуй мне рыбину на крючок.
       И с этими словами он продудел в дудочку. «Баю-баюшки-баю!» - сонно запела дудочка. Дудел Кнут совсем недолго, как вдруг сначала уклейка, затем плотвичка и наконец щука, лежа на боку, словно спящие, всплыли на водную гладь.
       «Полакомлюсь-ка я свежей рыбкой!» - подумал Кнут, продолжая дудеть. Некоторое время спустя вся вода у берега была усеяна плывущими на боку спящими рыбами: уклейки, плотва, лососи, окуни, лещи, язи, судаки, сиги и колюшки да и вся прочая быстрохвостая молодь, что обитает в море. «Ну и богатый же улов!» - снова подумал Кнут и помчался в хижину за сачком для рыбной ловли.
       Вернувшись обратно, он увидел, что берег заполонен морскими птицами. Самые ненасытные и жадные - чайки - кричали:
       - Хватай! Хватай!
       Они кричали так громко, что голоса их слышались на полмили вокруг. Но в их компании было еще немало и других птиц: утки, крохали длинноносые, гоголи[2], дикие гуси и даже лебеди. Все эти жаждущие легкой добычи незваные гости трудились вовсю, глотая плавающих на воде а посреди всего этого роя рас положился огромный орел, державший в когтях лосося не меньше полфунта весом.
       - Ну, погодите, воры вы этакие! - закричал Кнут.
       Схватив лежавшие на берегу камни, он начал швырять их в птиц. Одним камнем Кнут подбил утке крыло, другим - лапку, но ни одна из птиц, как видно, не склонна была выпустить добычу. Вдруг из близлежащего пролива раздались выстрелы: один, другой, третий, потом еще и еще. Иные из птиц, сраженные пулями, перевернулись и поплыли по воде, точь-в-точь как рыбы. Выстрелы продолжали звучать, пока весь этот орущий птичий рой не был частью истреблен, а частью рассеялся во все стороны.
       Лодка с тремя охотниками приблизилась к берегу, чтобы подобрать добычу. Там сидели господин Петерман с двумя друзьями - охотниками на птиц. В добром расположении духа высадились они на берег.
       - Гляньте-ка, Кнут! - сказал господин Петерман. - Как тебе, порази меня гром, удалось подманить такой рой птиц к Жемчужной отмели?
       - Я играл рыбам на дудочке, а птицы захотели составить им компанию, - находчиво ответил Кнут.
       - Но тогда ты, должно быть, музыкант - всем на удивление! - воскликнул господин Петерман. - Зваться тебе ныне Кнут-Дударь, проказник!
       - Ладно! - согласился Кнут.
       Прежде у него вообще никакого прозвища не было, и ему все едино было как зваться - Кнут-Дударь или же Кнут Андерссон, Кнут Сёдерлунд, Кнут Матссон…
       - Но послушай-ка, Кнут-Дударь, отчего ты нынче так с лица спал? Ты ведь словно жердь тощий! - сказал господин Петерман.
       - А каким же мне еще быть, коли я видел столько еды - рыбы да птицы, а у самого со вчерашнего обеда маковой росинки во рту не было? - на свой обычный лад весело ответил Кнут.
       - Так, так! Раз ты добыл нам такие добрые охотничьи трофеи, приходи нынче к нам на обед в Осу. Но до четырех часов повремени, раньше нам птиц не ощипать и не зажарить.
       - Благодарю покорно, - ответил Кнут.
       А про себя подумал: «Пожалуй поздновато в четыре-то часа для того, кто со вчерашнего дня ничего не ел!»
       Господин Петерман уплыл с друзьями прочь, а Кнут пошел к бабушке.
       - Ну, Кнут, видел ты нынче какую ни на есть рыбу? - спросила старушка.
       - Видеть-то я видел - тьму-тьмущую, да только рыбу склевали птицы, а господин Петерман подстрелил птиц.
       - Худо дело, Кнут! У нас на обед, кроме двух салак, четырех картофелин да пол ломтя ржаного хлеба, ничегошеньки нет!
       - Что поделаешь, бабушка! Ешьте вы, а я нынче зван на обед в Осу и спрячу для вас ломтик сыра в кармане.
       - Не ходи ближним путем через Киикальский лес, Кнут: там живут эльфы да три волшебных короля: Горный король, Снежный король и Лесной король. Иди лучше по дороге вдоль берега; там надежнее, только берегись русалки!
       - Берегом идти больно далеко, бабушка, а я со вчерашнего обеда ничего не ел!
       - Ну ступай тогда, как хочешь, да только не думай об еде, не вводи себя в искушение.
       - Не буду, бабушка, я стану думать о следующем домашнем экзамене[3].
       Кнут шел, думая о домашнем экзамене, но, когда поравнялся с окольной дорогой, решил: «Ясное дело, я же не дурак, чтобы на пустой желудок вместо одной мили - две топать». И вот свернул он с прибрежной тропы на лесную и надумал, идя через лес, себе самому мысленно вопросы по Катехизису задавать. Но не прошел он и нескольких шагов, как увидел маленького тощего старичка, что тянул за собой тележку, груженную двенадцатью железными брусьями.
       - Добрый день, Кнут-Дударь, - молвил старичок. - Отчего ты нынче так с лица спал?
       - А как мне с лица не спасть, коли я со вчерашнего обеда ничего, кроме Катехизиса, не ел? А откуда ты мое прозвище узнал?
       - Я все прозвища знаю, - ответил старичок.
       - Помочь вам? - спросил Кнут. - Вы задыхаетесь, груз-то больно тяжел!
       - Помоги, коли хочешь, Кнут-Дударь!
       Кнут помог тащить тележку, и вскоре подошли они к высокой горе в лесу.
       - Здесь я и живу, - сказал старичок. - Входи, и я угощу тебя чем-то вкусным за то, что ты помог мне груз дотащить.
       Старик вошел в гору, а пустой желудок Кнута подсказал ему:
       - Следуй за ним!
       Кнут последовал за старичком, и вскоре оказались они в подземном дворце большущем-пребольшущем. Все там сверкало золотом, серебром и благородными драгоценными камнями.
       - Вы здесь живете? - удивился Кнут.
       - Мне ли не жить здесь, это - мой дворец, - молвил старичок. - Я ведь Горный король, а завтра справляю свадьбу дочери. Весь мой народец так занят, так торопится, что мне самому пришлось тащить себе съестное с Утеса Железных Брусьев.
       - Но вы же на тележке тащили железо, а не съестное!
       - Железные брусья, мой мальчик, железные брусья, да еще самые что ни на есть лучшие. Они повкуснее, чем простая железная руда. Железные брусья - самое любимое мое блюдо, особливо раскаленные добела. А ты ел их когда-нибудь?
       - Нет, - ответил Кнут, - не припомню, чтоб я их ел.
       - Тогда попробуешь нечто несказанно вкусное. Гляди, сейчас я кладу два бруса в пылающую печь, через три минуты они поджарятся и раскалятся добела; полезай тогда в печь и съешь кусочек, пока брусья не остыли.
       - Большое спасибо: угостите меня лучше караваем ржаного хлеба с маслом и свежей простоквашей.
       - Смотри-ка, не понимает он, что это вкусно! Давай-ка быстренько в печь, железо раскалилось!
       - Разве? Да, твоя правда, уж больно оно горячее. Нет уж, никуда я не полезу!
       - Что еще за болтовня! В печи как раз температура, будто в горнице, - пробормотал старик и хотел силой запихнуть Кнута в горящую печь.
       Но не тут то было. Тем, кто не заставил себя ждать, и был как раз Кнут. Он помчался со всех ног, и ему посчастливилось найти выход из дворца.
       Вскоре он вновь очутился на лесной дороге.
       «Бабушка правду говорила, - подумал Кнут. - Лучше буду задавать себе вопросы по Катехизису».
       Пока Кнут раздумывал над трудными вопросами: «Что это значит?», он начал замерзать. А вскоре стало ясно, почему ему так холодно. Перед ним в самый разгар лета возвышалась снежная гора.
       «Ну и чудо! - подумал Кнут. - Где бы раздобыть хоть немного горячей еды?»
       С этими мыслями об еде ступил он в снег и вдруг - плюх - провалившись в глубокую яму, оказался в чудеснейшем дворце из сверкающего льда. Там сияли звезды и светил месяц, все залы были разукрашены зеркалами изо льда, а все полы усеяны бриллиантами из инея. Неуклюжие снежные старикашки-снеговики катались, лежа на животе, по полу. И только один стоял прямой, как статуя, на ногах. То был высоченный застывший великан с ледяными сосульками в бороде, в ночной рубахе из обледенелой бумаги и в башмаках из замерзшего ягодного сока.
       - Гляньте-ка, Кнут-Дударь, - молвил великан. - Ну, здравствуй, а отчего ты нынче так с лица спал?
       - А как мне с лица не спасть, коли я со вчерашнего обеда, кроме раскаленных добела железных брусьев, ничего не ел, - ответил, стуча зубами от холода, Кнут-Дударь.
       - Больно ты горяч, отрок, больно горяч! - воскликнул великан. - Я - Снежный король и учу уму-разуму всех своих подданных, превращаю их в глыбы льда; хочу и тебя превратить в ледяную глыбу. Эй, Оберснег-гофмейстер, окуни мальчонку семь раз в ледяную воду, подвесь его на сучок, пусть замерзает!
       - Нет, погоди немного! - попросил Кнут. - Угости меня лучше кружкой подогретого пива с молоком, ведь я уж и так сплошная ледяная глыба!
       - Оберснег-гофмейстер, угости его куском замерзшего ртутного серебра да кружкой лихорадки с ознобом, прежде чем окунуть его в ледяную воду! - приказал великан.
       Кнут хотел было снова со всех ног броситься прочь, но было уже слишком поздно. Оберснег-гофмейстер схватил его за шиворот, и тут Кнуту настал бы конец, не ухитрись он вытащить камышовую дудочку. Другого средства спастись, кроме как подудеть в дудочку, Кнут не знал. И на этот раз она весело заиграла: «Пю-ю, пю-ю! Ха-ха-ха-ха-а!» И тут же физиономию высоченного великана исказила гримаса, долженствующая изображать бодрость и веселье. Но на самом деле то была гримаса ярости из-за нежданно овладевшего им приступа смеха. Снежный король начал хохотать; да, он хохотал так, что ледяные сосульки посыпались с его волос и бороды, колени подкосились и, в конце концов, голова упала с его плеч и разбилась на куски. Все старикашки-снеговики упали и тоже разбились, Оберснег-гофмейстер рухнул, осел и превратился в слякоть, зеркала треснули и, превратившись в мелкие крошки льда, рассыпались вдребезги, а вся снежная гора - обернулась ненастной погодой. Сам Кнут дико хохотал, да так, что с трудом сжимал губы, чтобы дудочка не выпала изо рта, и дудел. В разгар ненастья и разыгравшейся вьюги он вдруг заметил, что снова идет по лесной дороге, а снег, превратившись в бурные ручьи, утекал, и снова настало жаркое лето.
       «Буду-ка я теперь поосторожней», - подумал Кнут.
       Он шел неустанно все вперед да вперед и вспоминал ответы из Катехизиса на вопрос: «Что это значит?»
       Но не прошел он и нескольких шагов, как очутился среди гор рядом с чудеснейшим холмом, поросшим зеленой травой, где пестрела красная земляника.
       «Какая же опасность мне грозит, коли я сорву несколько ягодок, раз меня раньше четырех часов пополудни не накормят», - подумал Кнут, взбираясь на Лесной холм. Только он поднялся наверх, как заметил, что красные ягоды земляники были не чем иным, как многими тысячами крохотных прелестных эльфов в красных платьицах. Они были ничуть не выше стебельков земляники и весело танцевали вокруг зеленой кочки, на которой сидела их Королева ростом в три дюйма.
       - Гляньте-ка, Кнут-Дударь! Ну, здравствуй! - молвила Королева эльфов. - А отчего ты нынче так с лица спал?
       - А как мне с лица не спасть, коли со вчерашнего обеда у меня росинки маковой во рту не было, кроме раскаленных железных брусьев да замерзшего ртутного серебра? Я-то думал, что вы все - ягодки земляники.
       - Бедный мальчик, он голоден! - сказала Королева эльфов своей камеристке. - Дай ему ножку комара и маковую росинку, чтоб он хоть раз в жизни досыта наелся.
       - Большое спасибо! - ответил Кнут. - Нельзя ли мне лучше съесть настоящую спелую земляничку и выпить ведро молока?
       - Да он просто ужасный грубиян! - гневно воскликнула Королева эльфов, крайне возмущенная столь неумеренным аппетитом. - А ведомо ли тебе, дитя человеческое, что ты явился без паспорта в мое королевство, затоптал насмерть тридцать три моих верных подданных, да так, что ничего, кроме красного пятнышка, от них не осталось! Лесные пауки, выполняйте свой долг!
       Не успела Королева эльфов вымолвить эти слова, как целый легион лесных длинноногих пауков, цепляясь за ветки, спустился с деревьев и начал опутывать Кнута бесчисленным множеством тонких паутинок. Не по душе пришлась Кнуту подобная шутка. Смахнув с себя паутинное тканье, он хотел было направиться к лесной дороге, но не тут-то было! Он не мог с места сдвинуться! Его ноги запутывались во все более крепкие паутинные сети, его руки напрочь приклеились к курточке, его глаза слиплись, и в конце концов он повалился в траву.
       Он ничего не мог видеть, но слышал, как весь Лесной холм заливается хохотом. Эльфы водили вокруг него хоровод, они танцевали на нем, щипали его, жаля в щеки, словно комары, и были вне себя от веселья, радуясь своим уморительным забавам.
       - Лежи тут и помирай с голоду до тех пор, пока не насытишься маковой росинкой и ножкой комара, - твердили эльфы.
       - Послушайте, малютки-эльфы, - взмолился Кнут, - я могу довольствоваться маленьким кусочком тростника, что ношу в кармане курточки. Не будет ли кто-нибудь из вас так добр сунуть его мне в рот?
       Эльфов неописуемо развеселило то, что такое ненасытное дитя человеческое станет есть тростник. Четверо из них залезли в карман его курточки и общими усилиями вытащили оттуда волшебную дудочку. С огромным трудом удалось им всунуть ее в рот мальчика. Затем они стали еще веселее танцевать вокруг него и на нем самом, да так рьяно, что когда они хохотали, на Лесном холме отзывалось эхо, словно от писка целого миллиона комариных роев.
       Кнут не очень уверенно ощущал дудочку между губами, пока не начал дуть в нее. На сей раз дудочка заиграла: «Пи-и, пи-и! Хлип-хлип-хлип-п!» Сперва на Лесном холме замер веселый смех, а вскоре со всех сторон послышалась сотня тысяч всхлипываний, похожих на те звуки, что слышишь летом, когда дождь, как из ведра, льет над холмом. Кнут не видел своих крошечных врагов, но понял, что эльфы плакали, и ему показалось, будто почти грешно заставлять столь веселые существа так горько всхлипывать.
       - Отпустите меня на волю, и вы снова будете смеяться, - пообещал Кнут эльфам.
       Смеяться - величайшая радость эльфов, и летними вечерами они просмеивают всю свою короткую жизнь напролет. Немедленно сотни эльфов были готовы прогнать пауков, освободить пленника, распутать его руки и ноги и открыть его слипшиеся глаза. Кнут смог теперь увидеть своих крошечных врагов, он был все еще страшно зол и опять продудел: «Хлип-хлип-хлип-п!» О, как эти бедные малютки гримасничали и рыдали! Им так хотелось смеяться, а им все равно приходилось плакать из-за этого ужасного «хлип-хлип-хлип-п!». У Кнута не хватило сил дольше мучить их. Разнообразия ради он продудел: «Пю-ю, пю-ю! Ха-ха-ха-ха-а!», и тогда эльфы чуть не сошли с ума от радости. Они так высоко подпрыгивали, что чуть не превзошли жаворонков в небе, а некоторые падали прямо на Кнута, так что ему приходилось стряхивать их на землю. Он даже не заметил, как одна изэльф свалилась прямо в карман его курточки да там и осталась.
       - Прощайте, крошки эльфы! - воскликнул Кнути быстро зашагал по лесной дороге.
       «Мне надо остерегаться Лесного короля, - подумал Кнут, - он, должно быть, опаснее всех. Как там с моим уроком Катехизиса?»
       «Что это значит?..» - вспомнил он Катехизис.
       Вскоре Кнут подошел к поросшему морошкой торфяному болотцу у самой обочины дороги.
       «Не худо бы, верно, сорвать мимоходом несколько ягодок, раз раньше четырех пополудни меня не накормят», - подумал Кнут. Там, на его пути, лежал огромный поверженный ствол ели, и чтобы добраться к болотцу, Кнуту пришлось перелезать через него. Но едва он очутился среди густых и пышных еловых ветвей, как Ствол Ели, к великому ужасу Кнута, поднялся и взревел грубым голосом:
       - Гляньте-ка, Кнут-Дударь! Здравствуй! Отчего ты нынче так с лица спал?
       Кнут так и остался висеть высоко над землей на верхушке ели, но, набравшись смелости, ответил:
       - А как мне с лица не спасть, коли со вчерашнего обеда у меня во рту, кроме раскаленного железа, застывшего ртутного серебра, маковой росинки да комариной ножки, ничего не было?
       - Да как ты смел помешать моему послеобеденному сну? - спросил Ствол Ели. - Разве тебе не ведомо, что я - Лесной король и владычествую над всеми деревьями и болотами на семь миль окрест? Видел ты мой замок? Разве худо я живу?
       Кнут ничего не видал кругом, кроме дикой безлюдной вересковой пустоши, но все же отважился смиренно спросить, не дозволят ли ему спуститься вниз, к болотцу, и сорвать несколько ягодок морошки.
       - Это еще что? Какие ягодки морошки? - взревел Лесной король. - Возьми сосну вместо поварешки и хлебни семь бочек болотной воды. Вот это, по-нашему, еда, это - мое любимое блюдо!
       - А нельзя ли мне лучше съесть бочку яблочного пюре да одну - в меру полную - яму меда диких пчел? - спросил Кнут.
       - Яблочное пюре? Да я из тебя самого яблочное пюре сделаю! Ты нарушил мой послеобеденный сон! Королевский орел, жалую тебе мальчишку, изруби его на гуляш для твоих орлят!
       И увидел тут Кнут гигантского орла, что сидел на верхушке ели и глядел на него кровожадным взглядом. Вниз спрыгнуть он не мог. Ствол Ели крепко держал его руки и ноги; скоро его изрубят на гуляш…
       Кнут-Дударь никогда в жизни не ел гуляш, но как ни любил он поесть, ему стало неуютно при мысли о том, что сам он может стать кормом для орла с орлятами. Жизнь Кнута висела на волоске. Но вдруг он ощутил, как что-то нежное, словно цветок, карабкается вверх по его руке, по воротнику его куртки, по его подбородку, а оттуда - прямо ко рту. Это была маленькая, забытая в кармане его курточки Эльфа. Теперь она с невероятным трудом тащила волшебную дудочку, что была в шесть раз длиннее ее самой.
       - Играй! - приказала Эльфа.
       Почувствовав во рту дудочку, Кнут начал дудеть.
       И снова дудочка заиграла: «Баю-баюшки-баю!» Ствол Ели принялся зевать, потягиваясь всеми своими ветвями, бормотать что-то вроде:
       - Нарушили мой послеобеденный сон!
       После чего он бросился вниз и, падая, подмял под себя гигантского орла. Кнут пополз меж ветвями и услыхал, как храпит растянувшийся на мшистом покрове Лесной король. Казалось, будто сотня медведей ворчит один громче другого. И Кнут снова помчался вперед. Несясь изо всех сил, он подумал: «Ну уж теперь-то я буду осторожней. Здесь в лесу и вправду - опасно. Пойду-ка я лучше прибрежной тропой вдоль моря!»
       Вскоре он проложил себе путь среди упавших столбов к изгороди, перелез через нее и очутился на прибрежной тропе. Его взору предстали широкие открытые морские просторы, куда более обозримые, нежели у Жемчужной отмели. Дул Западный Ветер, но не суровый и буйный, что частенько дует на море, а, скорее, такой легкий свежий бриз, когда лодка пляшет по волнам и какой любят мореходы. А эти мелкие волны, как пленительно милы они были, когда вздымали свои неровные холмистые гребни! Как весело прыгали, гоняясь друг за дружкой! Волны напоминали бы маленьких резвых ребятишек, что плещутся в лохани с водой, не будь они одеты в курточки цвета морской воды и в платьица, отороченные тонкими белыми кружевами на подолах.
       Усевшись на склоне горы у обочины, Кнут почувствовал, как он устал, и начал разглядывать волны. Насколько он помнил, они всегда были ему по душе. Ведь он рос у берега вместе с ними. Ничего приятнее, чем наблюдать веселые игры волн, Кнут не знал. Это было почти так же чудесно, как самому плавать среди волн. Если б только не сводило так живот от голода!
       «Будь у меня все те плоские камешки, которые я заставлял плясать на гребнях волн, и будь все они настоящими бутербродами, вот бы я наелся!» подумал Кнут.
       Тут на берег обрушилась волна, да так далеко, что омыла голые ноги Кнута. Из пены морской показалось белое плечо, и тут же, вслед за этим, на склоне горы очутилась и уже сидела рядом с мальчиком прелестная маленькая девочка почти одного с Кнутом роста. На ней было светло-зеленое одеяние и серебряный браслет, в длинных золотисто-желтых волосах - золотой гребень, а над ним - венок из белейших кувшинок.
       - Гляньте-ка, Кнут-Дударь! Ну, здравствуй, - молвила она голоском, подобным журчанию ручья весной, - Отчего ты нынче так с лица спал?
       Удивленно оглядев девочку, Кнут ответил:
       - А как мне с лица не спасть, ведь я со вчерашнего обеда, кроме раскаленных железных брусьев, замерзшего ртутного серебра, маковой росинки, ножки комара да семи ведер болотной воды, ничего не ел и не пил!
       - Бедный мальчик! - сказала славная маленькая девочка, откидывая своей нежной ручкой волосы со лба Кнута. - Коли пойдешь ко мне, досыта наешься морской пены и настоящего жемчуга!
       - Большое спасибо! - поблагодарил Кнут. - Мне бы куда больше пришлись по вкусу жареные камбалы да пятнадцать бутербродов с налимьей икрой.
       Девочка рассмеялась.
       - А ты ел когда-нибудь снежное пюре, посыпанное сахарным песком? Я тебе кое-что скажу! Я - любимейшая камеристка Унды Марины, а Унда Марина - самое любимое дитя Морского короля. Она - та, что обитает далеко-далеко в море, в коралловом замке и, играя в волнах, оставляет свои чудесные следы на песке. Вчера мы играли в ястреба и голубку на берегу Жемчужной отмели, и Унда Марина потеряла там свою волшебную дудочку. Мертвая зыбь поведала мне, что дудочку нашел ты! Коли ты последуешь за мной и отдашь дудочку Унде Марине, получишь в награду целую гору благороднейшего морского жемчуга.
       - Нет уж, спасибо, - поблагодарил Кнут, - я приглашен в усадьбу Оса на обед и со вчерашнего дня ничего не ел!
       - Тебе не кажется, что я хороша собой? - спросила морская дева, взяв его за руки и проникновенно глядя на него своими голубыми сияющими глазками. - А тебе не хочется поцеловать меня в розовые уста?
       - Ты - не уродка, - сказал Кнут, - но мне больше пришлось бы по вкусу поцеловать клюв жареной птицы.
       - Нет, вы только послушайте! - звонко расхохоталась девочка. - Скажу тебе еще кое-что, Кнут-Дударь! Коли ты последуешь за мной и отдашь дудочку, ты станешь моим дражайшим женихом, а я - твоей наидражайшей невестой, и мы проживем с тобой счастливо в шелках и жемчуге целую тысячу лет!
       - Нет, неужто я должен все это выслушивать! - воскликнул Кнут. - Со вчерашнего дня я ничего съедобного не ел и приглашен на обед в усадьбу Оса. Прощай, фрёкен Слякоть! Я пойду своей дорогой.
       - Ты хвастаешься! - сказала хитрая морская дева. - Никакой дудочки у тебя вовсе нет!
       - Как это никакой нет? - вскричал Кнут и вытащил дудочку из кармана.
       В тот же миг он почувствовал, как огромная волна окатила его с головой и отбросила к подножью горы. Что было дальше - он не помнил. Очнулся Кнут, когда солнце стояло уже на западе, так что теперь наверняка был полдень.
       Кнут протер глаза и подумал: «Где я?»
       Кругом был Киикальский лес со всеми его волшебными королями и королевами, лес, где он пережил столько приключений и был приглашен на такие чудные завтраки. Кругом было необозримое море, что по-прежнему катило свои кудрявые волны к берегу и обрызгивало пеной даже то место, где он лежал. Но куда подевалась камеристка Унды Марины? Ее не было видно, она уплыла прочь вместе с прибойной волной. А куда подевалась волшебная дудочка, куда подевалась маленькая Эльфа, забытая в кармане его курточки, что так преданно и смело спасла его от когтей королевского орла? На горе рядом с ним лежал старый обломок тростника. Но он не издавал ни единого звука, а в кармане курточки Кнут ощутил маленькое мокрое пятнышко, но осталось ли оно от брызг морской воды или же это были останки маленькой Эльфы, которую он задавил, прижав к склону горы, - никто ему поведать не мог. Кнут было заподозрил, что он лег спать на солнцепеке и все эти глупости ему приснились.
       - Ведь я же приглашен на обед в усадьбу Оса! - воскликнул он.
       Миг - и Кнут уже на ногах! Он пустился бежать самым наикратчайшим путем, какой только знал, прямо через лесную чащу. Это было нелегко. Кусты можжевельника не успели кое-что досказать его штанам, еловые ветки цеплялись за его курточку, черничник и вереск кололи его босые ноги. Но Кнуту надо было мчаться все вперед и вперед, и он все-таки, усталый, голодный, явился, запыхавшись, в усадьбу Оса, точь-в-точь в четыре часа пополудни.
       - Добро пожаловать, Кнут-Дударь! - приветствовал его господин Петерман. - Сейчас у тебя по-настоящему бодрый вид!
       - А отчего мне не бодриться? Меня ведь приглашали съесть раскаленные железные брусья, замерзшее ртутное серебро, маковую росинку, комариную ножку, выпить семь ведер болотной воды, отведать блюдо морской пены и гору жемчуга! - ответил Кнут.
       - Сколько блюд в один и тот же день! - заметил господин Петерман. - Здесь, в этом мире, не следует слишком много думать обеде. Когда постоянно думаешь об этом, делаешься добычей троллей, которые только и насмехаются над людьми. Может, ты голоден, мой мальчик?
       Кнут, застенчиво мигая, мял шапку в руках, а потом сказал:
       - Вообще-то я с голоду не умер.
       - Ну, это меня радует, - сказал господин Петерман. - Я поздно завтракал, а у моих людей не было еще времени ощипать птиц. Подожди до восьми часов, и тебя накормят ужином.
       «Это похуже раскаленных железных брусьев и семи ведер болотной воды», - подумал Кнут. Но все же ответил:
       - Что ж, я могу и подождать! Пожалуй, буду пока думать о Катехизисе.
       Господин Петерман оказался ох как хитер! Он и сам был некогда бедным мальчиком и хорошо знал, что значит, умирая с голоду, ждать еще четыре часа.
       - Кнут-Дударь, - сказал он, - вижу, что, кроме как думать обеде, ты еще кое-что умеешь. - Знаешь, ведь это героизм - перебороть самого себя и отказывать себе в самом необходимом, чего нам хочется в этом мире. Ты мне по душе, мой мальчик, и я позабочусь о тебе. Ты пойдешь в школу и станешь дельным парнем. Но что это? Сдается мне, я слышу запах птичьего жаркого! Входи, мой мальчик! Будешь сидеть за моим собственным столом и наешься наконец досыта.
       «Что это значит?» - подумал Кнут.
       Далее все прозвучало почти как ответ из Катехизиса.
       Двери в столовую распахнулись, большой накрытый стол и благоухающее птичье жаркое ожидало голодных гостей. Господин Петерман вел Кнута за руку. Кнут сидел, как знатный господин, за столом и продолжал бы сидеть там и поныне, когда бы давным-давно не отнес ломтик сыра бабушке и не был бы определен в школу.

1 См. сказки «Следы Унды Марины», «Серебряная чаша Унды Марины» и «Канал принца Флурио».

2 Гоголи и крохали - птицы из семейства утиных.

3 В давние времена в Финляндии и Швеции приходские пасторы устраивали по очереди на всех хуторах домашние экзамены, где выясняли у прихожан, что написано в Библии и в Катехизисе (книге вопросов и ответов, по которой постигают основы христианского учения).

Известная цитата

Любить - это находить в счастье другого свое собственное счастье
(Гольфрид Лейбниц)
Для тех, кто ценит любовь